RSS

Люди, служащие в системе МЧС, защищают нас ежедневно

02.05.2017

Они помогают при чрезвычайных ситуациях, пожарах, катастрофах природного и техногенного характера, а также ведут предупредительную работу. Наш собеседник сегодня – Наседкин Михаил Александрович, участник боевых действий в Афганистане, в прошлом старший дознаватель 3-го регионального отдела надзорной деятельности и профилактической работы Управления по ЗАО Главного управления МЧС России по городу Москве, тот кто отдал годы своей работе и имеет множество наград, заслужил которые не только профессиональными качествами, но и личностным авторитетом.

– Михаил Александрович, расскажите об особенностях вашей профессии.

– Основная же часть работы дознавателя состоит в том, чтобы выяснить причину пожара, которая далеко не всегда лежит на поверхности. Функция дознания появилась у Государственного пожарного надзора 23 января 1928 года, менее чем через год после создания самого ГПН. Именно с этого момента органы Госпожнадзора получили право самостоятельного производства дознания по делам о нарушениях правил пожарной безопасности. Это было необходимо для обеспечения наиболее точного и всестороннего производства расследований по фактам пожаров В подразделениях появилась новая должность – пожарный дознаватель. С тех пор на каждом пожаре после огнеборцев работаем мы - сотрудники с ручкой и блокнотом, а в последнее время – с переносной криминалистической лабораторией. Для дознавателя МЧС пожар — это не просто трагедия или случайность. Специалисты могут увидеть в огне картину произошедшего и точно установить виновного. Давайте попробуем объяснить нашу специфику на примере. При возникновении пожара, когда огонь был потушен, начал свою работу дознаватель. Мы проводим осмотр квартиры, чтобы определить очаг возгорания. Делаем фотографии, собираем комментарии, свидетельства очевидцев и родственников. Потом все собранные материалы отправляются в лабораторию. Ее специалисты на основании представленных данных делают свое заключение. Сложность работы дознавателя в том, что приходится быть одновременно и следователем, и прокурором, ведь зачастую он сам принимает процессуальные решения.

– Наверное, трудно привыкнуть когда на месте происшествия пепелище, бывают и погибшие... Работа не для слабонервных.

– Такое, конечно, не часто случается. Но, уж коли произошла беда, надо установить ее причины. И этим тоже кто-то должен заниматься, чтобы предотвратить подобные случаи в дальнейшем.

– Какие качества, на ваш взгляд, нужны дознавателю?

– В первую очередь нужно иметь крепкие нервы, уметь владеть собой. Поэтому считаю, что это больше мужская, нежели женская профессия. Хотя у нас работают и девушки, но их немного. Потом, полагаю, человек должен быть выносливым. Нагрузка здесь довольно большая. Вот, например, сутки мне уже пришлось отработать и еще надо остаться. Дела не терпят отлагательства.

– А как же семья?

– Жена понимает специфику службы и всегда поддерживает меня.

– 15 февраля в нашей стране отмечают День памяти воинов-интернационалистов. В армии, как правило, не интересуются мнением солдата. Ему просто отдают приказ. Вы по приказу попали в Афганистан или все-таки выбор был?

— У меня, как и у многих, тогда выбора не было. Да в армии и не приняты такие демократические процедуры. И уж тем более противопоказано обсуждать либо не выполнять распоряжения старших по званию. Я попал в горячую точку по приказу. Хотя тогда Афганистан казался мне чем-то далеким. Наверное, даже не совсем понимал, что это такое — служба в составе контингента ограниченных войск, как тогда говорили.

— В каком звании и должности вы были? Имели ли предварительную подготовку?

– Я служил в звании рядового. Подготовка была — закончил «учебку» в Ашхабаде по специальности оператор-наводчик БМП-2 (это боевая машина пехоты). Там были ребята со всего Советского Союза. Мы быстро познакомились, нашли общий язык. Стали нас готовить к боевым действиям. Только мы тогда не знали и не представляли, что такое война. И не задумывались, все ли вернутся домой живыми.

— Первый день в Афганистане. Сохранились ли в памяти впечатления, мысли, ощущения?

— Этот день я не смогу забыть, даже если очень захочу. Он буквально впечатался в память, стал как бы водоразделом в моей жизни. Все, что было до этого, осталось там, «за речкой», как у нас говорили. А тут был другой мир и другая, неизвестная жизнь. Возникли первые мысли о том, что здесь все по-другому. Другое небо, другой воздух, другие запахи. Повсюду люди в форме с оружием, вдали слышны звуки резких пулеметных очередей. Именно в этот день, самый первый, я понял, что это серьезно. Потом уже обстрелы, взрывы и атаки стали более или менее привычными, если к такому, конечно можно привыкнуть. Но первый день в Афгане я запомнил на всю жизнь.

— Приходилось ли принимать участие в боевых операциях?

— Скажем так: неоднократно. И об этом свидетельствует самая важная и памятная для меня награда — медаль «За боевые заслуги». Она напоминает мне о многих событиях и боевых товарищах.

— А что вы писали домой? О чем мечта- лось после армии? — В письмах мы все старались писать о чем-то отвлеченном, не касающемся военных действий и солдатской жизни. Они были для нас своеобразной отдушиной. В основном сообщали примерно одно и то же: погода хорошая, кормят нормально, ранений нет. А главное, интересовались домашними новостями, чем и как живут наши друзья, родные. Приятнее было, конечно, получать письма, в которых родственники подробно описывали свою жизнь, подбадривали. А мечталось просто остаться целым и здоровым, вернуться домой и жить спокойной гражданской жизнью.

— Прошли многие годы. Поддерживаете ли вы связь с однополчанами?

— В моем районе есть ветеранская организация «Боевое братство», участниками которой являются мои однополчане и все, кто прошел Афганистан. Конечно, мы встречаемся в дни памятных событий, по праздникам. Бывает, что собираемся и в обычные дни. Несмотря на то, что прошло уже много лет, тема разговоров остается неизменной — Афганистан. Мы вспоминаем тех, кто с нами там был, кто еще жив, но живет далеко, а кого уже и нет. Поделиться своими воспоминаниями о тех событиях мы можем только в узком кругу, потому что никто не хочет тревожить родных и близких и говорить им лишнее.

— Повлияла ли служба на выбор профессии? На ваш характер?

— Конечно. Я стал обостренно, что ли, ценить жизнь. Причем, не только свою собственную, что вполне естественно, но и окружающих. Наверное, поэтому и стал пожарным, чтобы помогать людям, спасать их. Еще хочу сказать, что армия и особенно война воспитывают силу воли, твердость характера и крепость духа. То есть формируют качества настоящего мужчины.

— Как часто вы смотрите свои армейские фото? Интересуются ли ими дети? — Фотографии того времени я пересматриваю нечасто, но если уж берусь за них, то это надолго. Взгляд цепляется за лица людей, в мыслях всплывают отдельные моменты, случаи, голоса. Армейскими фотографиями у меня интересуется дочь, любит их разглядывать со мной и задавать бесчисленное множество вопросов. Причем, порой, таких, на которые очень сложно ответить…

– Михаил Александрович, чтобы вы пожелали нашим читателям?

– Самое главное – здоровья. Чтобы семья всегда поддерживала, чтобы отношения были построены на взаимопонимании и уважении. И, разумеется, чтобы все соблюдали требования пожарной безопасности. Причем не только в праздничные дни.

Теги: МЧС

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати